Где в проекте его ценность?

Пост обновлен 30 мая 2019 г.

(Рабочий материал к следующему изданию "Методология проектной деятельности в образовании")


Итак, пусть есть некий «носитель проблемы», и он ищет способ ее решить. И пусть есть кто-то, кто придумал, как это сделать, и этим решением будет некий продукт «АВС».


Пусть продукт АВС состоит из деталей А, В и С, причем деталь А должна быть изготовлена фрезерованием, деталь В - быть результатом токарной обработки, а деталь С - изготавливаться резкой и гибкой.


Как автор идеи может этот продукт получить, чтобы решить проблему?


Конечно, автор идеи может просто сделать эти детали самостоятельно и сам собрать продукт.

Но как быть, если автор идеи хорошо может представить себе, что именно надо сделать, не не обладает необходимыми для этого навыками? Тогда он может попробовать найти какого-от умельца, который поймет, что именно требуется и сможет это сделать.


Это действительно работает в том случае, если есть человек с подходящими навыками и если продуктов нужно немного: ведь то количество продуктов, которое может быть сделано, будет определяться физическими возможностями нашего умельца.


Что делать, если продуктов нужно много? Кажется логичным, разделить работу по отдельным операциям и подключить других людей - одному получить фрезерование, другому - токарные работы, третьему - слесарные, а, скажем, четвертому - сборочные.

Но мы сказали, что автор идеи не обязательно владеет необходимыми компетенциями, чтобы выполнить необходимые работы, соответственно, не факт, что может правильно объяснить кому что делать.


Поэтому есть потребность еще в одной роли в проекте - ком-то, кто бы объяснил тем, что проект реализует, что кому делать. И выше мы назвали человека в этой роли «проектировщиком».

Так можно произвести в разы больше продуктов, но все равно не так много: проектировщик именно этим конкретным мастером объяснил, что делать, другим надо заново объяснить все сначала, тем более, что у них может быть совершенно разная начальная подготовка и текущая квалификация.


Каким образом можно решить эту проблему? Правильно, во-первых, стандартизовать подготовку специалистов, а, во-вторых, сделать стандартным формат инструкций, которыми им объясняется, что именно надо делать.

Появление стандартов в подготовке специалистов и стандартные формы инструкций (чертежи, спецификации, разного рода схемы и пр.) снимает все ограничения на производство нашего продукта: вместо конкретных людей, которые могут сделать нам продукт, появляются формальные роли, на которые можно взять любого, кто соответствует требованиям к этой роли.


Еще более важно, что не только конкретный специалист может быть заменен другим, там и сама работа может быть отдана куда угодно, где есть специалист соответствующей квалификации, даже на другом предприятии, и даже в другой стране. А это значит, нужная деталь, сделанная кем-то другим, может быть просто куплена готовой! И, тем не менее, «подойдет», если сделана по тем же стандартам.


Наконец, раз есть оговоренный «интерфейс» по требуемому формату использования результата работы и есть формальные инструкции по выполнению самой работы, значит, это работа может быть автоматизирована, а конкретного, к примеру, токаря может заменить станок с ЧПУ или 3D-принтер!



И вот уже вместо четырех специалитов в команде нужны уже один-два, а использование типовых комплектующих позволяет снизить стоимость проекта еще больше.


С развитием специализаций в проекте могут появиться и другие роли, о которых мы говорили раньше - связанные с анализом требований, разработкой архитектуры решения и пр. (естесственно, со своими «интерфейсами»!).


Но именно разделение труда и «отчуждение» реализации от самой идеи сделало, в свое время. возможным взрывной рост производства огромного количества продуктов и привело к промышленной революции: если раньше было так, что кто придумал - тот и сделал, потом один придумал - а сделали те, кого научили, то теперь придуманное одним технически стало возможным сделать где угодно и с любом количестве. И именно технологическое разделение труда является поэтому источником богатства народов, считал Адам Смит.


Какое все это длинное вступление имеет отношение к вопросу о том, где именно содержится ценность в проекте?


Самое прямое: носитель проблемы что-то выигрывает от ее решения и готов делиться благом с тем, кто это решение ему даст. И хотя тут автор идеи играет ключевую роль, но существенную часть благ он вынужден отдать тому, кто эту идею может практически реализовать. И долгую часть истории человечества действовал принцип, что придумать - несложно, сложнее сделать! Вспомним шекспировское: «Если бы делать было так же легко, как знать, что надо делать, то часовни стали бы храмами, а бедные хижины — царскими дворцами».


Выстроив правильно систему разделения труда, в широком смысле, или правильно распределив функциональные роли в проекте, в частности, можете существенно, часто на порядки, снизить стоимость реализации проекта. И только в этом случае выгоду от предложенного решения начинает получать автор этого решения, а не тот, кто его технически реализует.


Очень нагляден, в этом смысле, пример структуры стоимости iPhone: при розничной цене в $500 полная стоимость производства составляла $178,96, из которых на китайскую сборку приходилось $6,5, или около 3,6% стоимости производства, на компоненты из Японии приходилось $49,25 (33,9%), Кореи $22,96 (12,8%), Германии $30,15 (16,8%), США — $10,75 (6,0%), остальной мир — $48 (26,8%). Сама компания Apple как разработчик продукта в итоге получала $321,4 на каждый iPhone, то есть около 64% от розничной цены (данные из Xing, Y. and N. Detert, 2010. «Нow the iPhone widens the US trade deficit with the PRC», ADBI working paper №257).


Еще про «ценность творчества»


Выше мы упомянули, что если у функциональной роли есть оговоренный «интерфейс» по требуемому формату «исходных данных» и представлению результата работы, и есть формальные инструкции по выполнению самой работы, значит, это работа может быть автоматизирована.


Поскольку при правильно организованном процессе разработки если условия уже выполняются для уровня воплощения решения, то мы видим, как вокруг «исполнительские» специальности стремительно становится «безлюдными», а конкретного, к примеру, токаря заменяет станок с ЧПУ или 3D-принтер.

Предполагается, что технологии умного производства позволят полностью автоматизировать процесс воплощения проектных решений!

Здесь мы, фактически, говорили об автоматизации производства - Computer-aided manufacturing (CAM), а что с проектированием? Ведь многие процедуры проектирования совы выполняются по строго заданным регламентам и многие системы автоматизированного проектирования (Computer-aided design - CAD) уже выполняют прочностные расчеты, производят автоматический подбор компонентов и т.п.

Фактически уже существуют системы, которые готовы взять на себя полностью реализации идеи - не только непосредственное воплощение, но и выполнение соответствующего проектирования.


Петр Милосердов в утопии «Паспорт Фейсбука», или Революция ремесленников» так описывает возможную картину будущего:


«Моя работа — дизайнер автомобилей. Нет, я не инженер на автозаводе, автозаводов больше нет. И я не занимаюсь аэрографией. Я, скажем так, создаю автомобили, которые, конечно же, уже исключительно электрические. Дело в том, что сегодня кузова автомобилей также индивидуальны, как 20 лет назад одежда. Детали кузова печатаются из композитов на 3D-принтере и затем — сочленяются с силовым каркасом (одним из нескольких десятков типовых наборов), и типовой же платформой — батарея плюс 4 мотор-колеса, и — блок управления. Далее — салон, либо, опять-таки, один из типовых, либо индивидуальный, кастомный. 


В итоге революции в автомобилестроении на смену десятку мировых автоконцернов пришли сотни производителей каркасов, мотор-колес и батарей. И тысячи, если не десятки тысяч автоателье по всему миру, печатающих кузова по вкусу потребителя. Среди них — и мое. Пишу «мое», потому что мне принадлежит 25 процентов бизнеса, я не просто наемный работник. Бизнес наш устроен так: мы покупаем композиты в порошке для 3D принтера, титановые наборы каркасов, прочие комплектующие. Клиент приходит в наше ателье, мы с ним смотрим видео с последних сезонных салонов автомод в Турине или Мюнхене.»


Такие тенденции развития технологий сильно повышают роль самой идеи, ценность представления о возможном решении поставленной задачи или проблемы. И, поскольку генерация такого решения обязательно соберет творческую составляющую, то все чаще приходится слышать о важности «творчества» и необходимости его «развития».


Поэтому важно понимать следующие две вещи:


1. «Творчество» не существует само по себе, «творчество - деятельность, порождающая новые ценности» («Философский энциклопедический словарь»), и мы можем судить, было ли творчество, лишь получив результат, представляющий ценность. Поэтому важно не «развивать творчество», а развивать способность получать результаты, содержащие новую ценность.


Другими словами, творчество представляет собой ценность тогда и только тогда, когда получен (или может быть получен) результат, несущий в себе эту ценность


2. При всем прогрессе технологий, непосредственная материализация «мыслеобразов» еще какое-то время человечеству будет недоступна. Поэтому мало, чтобы хорошая идея «пришла в голову», надо еще уметь изложить ее в том виде, чтобы сделать возможной ее реализацию, тому, кто эту реализацию может обепечить.


Так, если предлагаемое решение реализовывать будут специалисты, то «идея» должна быть представлена им в виде понятных ИМ инструкций, аналогично - если реализация будет осуществляться какими-то автоматизированными или «умными» техническими системами (и тут вспоминаем о профессиональной терминологии и стандартах, принятых в данной сфере!).


Если автор идеи сам этого сделать не может, то ему придется найти того, что поймет его идею, и эти инструкции сделает - то есть «проектировщика». А, возможно, и для разговора с проектировщиком потребуется «переводчик» - аналитик и/или архитектор, и мы приходим к той типовой структуре функциональных ролей в проекте команды, которую обсуждали выше.


Без понимания способа реализации идея не имеет ценности, а «творчество» - бессмысленно (и, строго говоря, творчеством и не является).


Помните историю про Мудрую Сову, которая советовала мышкам: «Чтобы вас не обижали, вам надо стать ёжиками! Ёжики тоже маленькие, как и вы, но колючие и их никто не трогает! А как стать ежиками? Ну, это не ко мне, мое дело - идея!».